Главная | Конспирология

КРОВАВАЯ КАРУСЕЛЬ, ИЛИ ПОДВОДНЫЕ КАМНИ СТРАТЕГИИ ДАГАНА. Израиль подталкивает США к войне с Израилем?

Всему приходит конец. Даже терпению той части разведывательной, военной и политической элиты США, которая совершенно не понимает, с какой это радости Америка должна ввязаться в войну, развязываемую Израилем. Да еще и с совершенно непредсказуемыми для мировой экономики последствиями. И эти круги в США пошли на совершенно беспрецедентный в истории американо-израильских отношениях шаг. После последнего теракта в Тегеране они просто «слили» своего «стратегического партнера» Ирану и международной общественности.

Мировые СМИ любят ссылаться на неверно сделанный и широко растиражированный перевод выступления Махмуда Ахмадинежада, в котором он сказал, якобы, о том, что «Израиль должен быть стерт с карты мира». Профессор Хуан Коул и журналист Джонатан Стил справедливо указывали, что более точный перевод звучит так — «режим оккупации Иерусалима должен исчезнуть со страниц истории» или же близко к этому. Во-вторых, Ахмадинежад цитировал аятоллу Хомейни. В-третьих, цитата была вырвана из контекста. Ахмадинежад в своем выступлении говорил о необратимом конце репрессивных и диктаторских режимов и приводил три примера такой необратимости. Первым он называл шахский режим в Иране. Вторым — режим Саддама Хуссейна в Ираке. А третьим — политический режим Израиля, который оккупирует палестинские территории, включая Восточный Иерусалим, вот уже четыре десятилетия.

Но вот что немаловажно: эти слова были произнесены в 2005 году. А еще в 2003 году, накануне вторжения в Ирак, бывший израильский премьер-министр Шимон Перес в частной беседе (которая тут же стала достоянием медиа) с американским журналистом Уолтером Роджерсом сказал: «Мы рады, что ваша страна намеревается воевать с Ираком, однако мы бы предпочли, чтобы вы атаковали Иран»...

Ну да, слова политиков стоят порой меньше бумаги, на которой они написаны. Важнее дела. И вот здесь перед нами вырисовывается совсем уж занимательная картина, связанная с реализацией «стратегии Дагана» (Меир Даган возглавлял МОССАД с 2002 по 2010 год). Ключевые моменты этой стратегии он изложил в беседе с заместителем госсекретаря Уильямом Бернсом, который в дипломатической депеше передал так:
A) Политический подход (Даган поддерживает инициативу по передаче иранского досье в Совет безопасности ООН, но говорит, что такой подход не сможет разрешить кризис).
B) Тайные меры (Даган и заместитель госсекретаря решили не обсуждать этот подход в широком кругу).
C) Противодействие распространению ядерного оружия (Даган подчеркивает необходимость помешать Ирану заполучить информацию и технологии. В этой области нужно двигаться дальше).
D) Санкции.
E) Силовое давление для смены режима (Даган говорит, что нужно развивать усилия, нацеленные на смену режима в Иране, причем, если это возможно, то с поддержкой противостоящих ему студенческих демократических движений и этнических групп азербайджанцев, курдов и белуджей).

В ходе различных дискуссий оппоненты достаточно часто говорят мне о том, что Даган выступал последовательным противником нанесения открытого удара по Ирану. И я совершенно согласен с данным утверждением. Да, действительно, Меир Даган совершенно справедливо сомневался в эффективности превентивных ударов по ядерным объектам в Иране по типу нанесение бомбового удара по иракским объектам в Осираке (1981 год) и уничтожения сирийского реактора в Аль-Кибаре (2007 год). Но это означает лишь то, что в выработке стратегии противодействия иранской ядерной программе он сделал ставку на отработанную МОССАДом и его спецподразделениями за несколько десятилетий тактику «точечных ликвидаций». Причем, эта тактика была отработана настолько, что стала своего рода «визитной карточкой», почерком израильских спецслужб.

Собственно, в вопросе выработки сценария противодействия иранской ядерной программе, Даган просто использовал классическую «стратегию непрямых действий». Но реализация любого плана требует огромной работы по информационному и аналитическому обеспечению. В данном случае необходимо было четко определить ключевые фигуры иранской ядерной программы и, что немаловажно, составить список приоритетов — кого убирать в первую очередь, кого во вторую, а кто может и вообще пока еще пожить. И здесь задачу облегчила информационная война, которую Израиль к 2002 году вел против Ирана качественно и от души, используя для этого все свои возможности не только в США, но и в странах Евросоюза.

Операция «Дельфин»

К началу 2000-х общеевропейская настороженность в отношении иранской ядерной программы если и не приняла еще характер сегодняшней паники, то как минимум, уже присутствовала. Более того, оперативная работа в этом направлении разведками основных участников Евросоюза рассматривалась в качестве одного из приоритетов. Нужно просто вспомнить это время, когда медиа терроризировали общественность тезисом об оружии массового поражения Саддама Хуссейна, мусульманском экстремизме и т. д. Даже российский автор культового «Анти-Киллера» Даниил Корецкий откликнулся парой крутых боевиков, в которых ужасные исламские терррористы и коварные сотрудники иракских спецслужб стремились заполучить ОМП со злокознеными целями. Общественное настроение выглядело уже тогда примерно следующим образом — каждый порядочный европеец должен помочь Израилю в борьбе с «мусульманским атомом», иначе — мы все умрем...

Самыми «порядочными» оказались сотрудники немецкой BND. К 2002 году BND удалось завербовать иранского бизнесмена, фирма которого выполняла ряд правительственных заказов по строительству обогатительного завода в Натанзе. По роду своих занятий «Дельфин» имел достаточно ограниченный доступ к информации об иранской ядерной программе и сообщал оперативникам Пуллаха исключительно технические детали. Но включившиеся в операцию, по приглашению немецких коллег, оперативники МОССАДа настояли на том, чтобы агент был переориентирован на установление персональных данных ключевых лиц программы. Для «Дельфина» это задание было откровенно самоубийственным, максимум, который он мог проработать не будучи засвеченным иранской контрразведкой, составлял год. Оперативников МОССАДа судьба агента не интересовала нисколько, слишком важен был результат. «Дельфину» пообещали стандартный набор — гражданство одной из европейских стран, деньги, защиту и пластическую операцию. На одной из встреч ему, в целях стимулирования, был даже показан оформленный британский паспорт, который он получит по итогам операции.

Как и предполагалось расчетчиками операции, уже к концу 2003 «Дельфин» был взят в разработку иранской контрразведкой. Перед МОССАДом встал вопрос, что делать с ним дальше? Свой ресурс он выработал, а вытаскивать его было достаточно рискованно и затратно. И тогда возник изящный план, реализация которого сулила немалые выгоды на много лет вперед. По официальной версии МОССАДа, «Дельфин», несгибаемый борец за мир во всем мире и непримиримый противник «кровавой муллократии» был репрессирован «палачами» VEVAK, но перед смертью сумел отправить любимую жену в Турцию, вручив ей самое дорогое, что было в его жизни — ноутбук, в котором содержались исчерпывающие доказательства того («тысячи документов» — как пишут медиа), что Иран приступил к разработке ядерного оружия, которое будет использовано против всего прогрессивного человечества, но в первую очередь — против израильской его части. С оригинальным содержанием этого ноутбука не знаком никто, кроме оперативников МОССАДа и специалистов отдела 8200 военной разведки «АМАН», но данные из него регулярно поступают экспертам МАГАТЭ в качестве «неопровержимых доказательств из самых достоверных источников».

Загадка генерала Асгари

Что бы ни утверждали о результативности «Дельфина», но совершенно очевидно, что предоставленные им данные об иранской ядерной программы носили весьма ограниченный характер. Не так уж много мог сообщить руководитель инжиниринговой фирмы. Совершенно необходим был носитель государственных секретов иного уровня, кто-то из высшего руководства страны. Но выход на такого человека для любой разведки сопряжен с немалыми сложностями, а уж его прямая вербовка в условиях современного Ирана более чем проблематична. Как представляется, в МОССАДе достаточно долго отбирали следующий объект для оперативной игры. Выбор пал на генерала Али Резу Асгари.

В 1997 году он стал членом правительства президента-реформатора Мохаммеда Хатами, заняв пост заместителя министра обороны, на котором курировал вопросы сотрудничества с Сирией и движением Хезболлах. Также через него шла информация об атомном проекте Сирии в Аль-Кибаре. Разумеется, что он имел допуск и к информации об иранской ядерной программе, так как входил в число лиц, отвечающих за ее реализацию в министерстве обороны Исламской республики.

Ряд западных источников утверждают, что он был завербован МОССАДом еще в 2003 году. Якобы, во время его командировки в Ливан, к нему подошел израильтянин, представившийся сотрудником ЦРУ США и сказал буквально следующее: «После Ирака Иран является следующим в нашем списке. Займитесь вашим будущим, если вы не хотите закончить, как Саддам». Версия представляется более чем натянутой. К этому времени положение Асгари в Иране было достаточно прочным, ему покровительствовал сам тогдашний президент Ирана Моххамад Хатами. Да и большинству людей его уровня было понятно, что, после вторжения в Ирак, США долго будет не до Ирана.

Но в 2005 году положение Али Резы Асгари изменилось. После избрания президентом ИРИ Махмуда Ахмадинежада, в министерстве обороны начинается проверка по поводу использования сумм, которые выделялись на поддержку союзников Ирана в Ливане и других странах Ближнего Востока, то есть — в вотчине Асгари. Ему было предъявлено обвинение в нецелевом расходовании средств, нарушении ряда правил ведения финансовых операций и в служебной халатности. К ответственности его привлекать не стали. Как сообщили некоторые мои источники — чтобы дело не выглядело политически ангажированным, дескать Ахмадинежад зачищает сторонников бывшего президента. Но уйти в отставку Асгари все же пришлось.

Сняв погоны, 63-летний Али Реза с головой ушел в бизнес, занявшись импортом оливок. В этом качестве он регулярно посещал Дамаск и Бейрут. И вот здесь версия МОССАД начинает играть. Вполне возможно, что именно в это время к генералу был сделан вербовочный подход, и именно израильтянином, представившимся сотрудником ЦРУ. 7 декабря 2006 года Али Реза Асгари прилетел из Дамаска в Стамбул, разместился в отеле, вышел на улицу — и больше его никто и никогда не видел...

26 декабря по факту исчезновения Асгари Иран обратился в Интерпол, а до этого времени Национальная разведывательная организация Турции (МИТ), полиция и сотрудники иранского посольства буквально «рыли землю» в поисках исчезнувшего экс-заместителя министра обороны ИРИ. Попутно выясняется, что неизвестные забронировали на имя Асгари еще несколько номеров в разных отелях Стамбула.

15 марта турецкий телеканал сообщил, что «МИТ нашла Асгари, который в декабре исчез в Стамбуле. Он находится за рубежом, однако страна его нахождения в интересах безопасности не называется. Экс-генерал находится под наблюдением, проблем со здоровьем у него нет. Турецкие спецслужбы пытаются установить точные причины его исчезновения». Практически сразу была выдвинута версия о том, что Асгари был похищен. В качестве организаторов назывались ЦРУ и МОССАД. Собственно, обсуждением версий все и ограничилось, и о деле исчезнувшего Асгари стали забывать все, кроме его семьи, переехавшей после исчезновения генерала из Дамаска в Иран. И, разумеется, иранских спецслужб, не прекращавших поиск ни на один день.

Это усердие в оперативно-поисковой деятельности подстегивалось одним обстоятельством — утром 6 сентября 2007 года восемь израильских тактических истребителей F-15 поднялись с базы Рамат-Давид и взяли курс на север. Пролетев над Средиземным морем, они развернулись на юго-восток и вторглись в воздушное пространство Сирии. Еще через семь минут израильтяне с 50-километрового расстояния выпустили 22 ракеты по трем целям в глубине сирийской территории. Свою задачу они выполнили: авиаудар полностью разрушил сирийский ядерный комплекс в Эль-Кибаре, включая газографитный реактор. На совместном сирийско-иранском проекте, развитие которого проходило по контролем замминистра обороны ИРИ, генерала Али Резы Асгари, .был поставлен жирный полумесяц.

В марте 2009 года о подробностях этой операции Израиля и роли в ней генерала Асгари рассказал доктор Ганс Рюле, бывший высокопоставленный чиновник минобороны ФРГ и НАТО. По его сведениям, «ошеломившую американцев информацию о секретной ядерной программе Сирии и участии в ней Ирана передал ЦРУ отставной генерал Асгари». Рюле утверждал, что в феврале 2007 года «Асгари бежал в США и с тех пор живет там». «Асгари рассказал, что строительство объекта в Эль-Кибаре началось еще в 2002 году, но никто в ЦРУ даже не слышал об этом.

Американцы тут же передали информацию израильтянам, которые тоже ни о чем не подозревали» — заявил Рюле. В западных медиа тут же появилась информация о том, что «Асгари выбрал свободу», что он согласился сотрудничать с США в обмен на гарантии безопасности для его семьи, что сейчас он проживает под охраной на одной из военных баз в США. Как можно гарантировать безопасность семьи, проживающей в Иране — совершенно не понятно, но это медиа не останавливало.

Большинство версий, выдвинутых по поводу «загадки Асгари» на Западе, имеют целый ряд нестыковок, провалов во времени, объекте и мотивации. В ходе изучения этого дела и анализа доступных источников, у меня сформировалась собственная версия. После отставки, в период поездок Асгари к нему действительно совершили вербовочный подход израильтяне. И представлялись они действительно сотрудниками ЦРУ, потому как на контакт с МОССАДом генерал бы не пошел.

Речь не шла о выдаче военных секретов, разговор, вероятнее всего вертелся вокруг планов по организации оппозиции Ахмадинежаду. На это генерал и «повелся». А дальше — чисто техническая задача: под предлогом важных переговоров Асгари выманили в Стамбул, где генерал был «упакован» оперативниками МОССАДа и вывезен на территорию Израиля. Где его и «выдоили» по-полной, получив всю информацию, которая хранилась в его голове как по сирийской, так и по иранской ядерной программе. Именно на основании полученной у Асгари информации, Меир Даган и отдал приказ о начале реализации стратегии имени самого себя.

Кровь на улицах Тегерана

К реализации «стратегии Дагана» в части точечных ликвидаций приступило, судя по ряду косвенных доказательств, спецподразделение «Кидон» («Штык» или «Копье»). И началась кровавая карусель... С февраля 2006 года по март 2007 года, при схожих обстоятельствах потерпели крушение три самолета, принадлежавших Корпусу стражей исламской революции (КСИР). На борту каждого из этих самолетов находились люди, имеющие отношение к иранской ядерной программе. В одной из этих катастроф погиб и генерал Ахмад Каземи, командующий наземными силами КСИР. Вместе с ним погибли и двенадцать членов его штаба. 20 июня 2007 года в ходе вынужденной посадки Ту-134 погибли пятеро российских ученых, работавших на атомной электростанции в Бушере. В этом же году при загадочных обстоятельствах на объекте в Исфахане погибает еще один иранский специалист — Ардешир Хуссейн.

В июне 2009 году происходит загадочное исчезновение молодого физика Шахрама Амири во время паломнической поездки в Саудовскую Аравию. Новый виток террора в отношении иранских ядерщиков происходит в 2010 году. В январе 2010 года в результате теракта погибает специалист по нейтронной физике Масуд Али Мохаммади. Летом этого же года в посольство Пакистана в Вашингтоне пришел исчезнувший Шахрам Амири и заявил, что все это время его насильно удерживали представители американских спецслужб. 12 октября 2010 года в результате тройного взрыва была разрушена база Имам Али на западе Ирана, обширный комплекс подземных галерей, в которых находились пусковые установки ракет Шахаб-3.

В ноябре того же года в результате взрывов в Тегеране погиб ядерщик Маджид Шахриани, а его коллега доктор Ферейдун Давани-Аббаси (Fereidoun Davani-Abbasi) и жены обоих ученых получили ранения. По данным иранских СМИ, в обоих случаях взрывные устройства в автомобили ученых бросили неизвестные мотоциклисты. Но главным событием года, безусловно, становится вирусная атака на компьютерную сеть иранских атомных объектов. В июне 2010 года вирусом «Stuxnet» были заражены тысячи серверов иранской ядерной программы. Только на заводе в Натанзе вирус нейтрализовал работу тысячи центрифуг, резко сократив скорость их вращения. В отношении родителей «Stuxnet’a» было высказано масса версий, в причастности к его созданию обвиняли и Германию и даже Россию.

Ряд достаточно авторитетных источников сообщают, что МОССАД и отдел 8200 израильской военной разведки «АМАН» создали минимум с дюжину подставных компаний, специализирующихся на поставке компьютерного оборудования двойного использования (гражданского и военного) в ряд «недружественных» Израилю государств. Излишне говорить, что продаваемое такими фирмами оборудование снабжено «секретной начинкой», которая облегчает проникновение в него извне. Видимо, что-то из такого «нафаршированного» оборудования в ходе многоходовой комбинации удалось внедрить и на иранские ядерные объекты.

Успешность реализации МОССАДом «стратегии Дагана» скромно отметил и сам ее автор, когда представлял Кнессету перед выходом в отставку результаты своей деятельности. «Иран не сможет получить атомную бомбу раньше 2015 года», — заявил он израильским депутатам в январе 2011 года. Впрочем, такое заявление в корне противоречило «единственно правильной политической линии» израильской политики, убеждающей мировое сообщество в том, что ядерный Апокалипсис из Ирана придет буквально на днях, а потому его постарались максимально замолчать. Дагана сменил Тамир Прадо, но смена руководства не означала смены курса.

23 июля 2011 иранский 46-летний доктор физики Дариуш Разаи, член комиссии по ядерной энергии и преподаватель в Тегеранском университете был убит в дверях своего дома на востоке Тегерана. Его с близкого расстояния застрелили убийцы, передвигавшиеся на мотоциклах. Вместе с ученым из дома вышла его супруга. Она была ранена и госпитализирована. «Речь идет о первой операции, которой руководил новый глава Моссад, Тамир Пардо», — сообщил израильский источник немецкого журнала «Der Spiegel». 12 ноября, был взорван склад баллистических ракет в двадцати километрах от Тегерана. Среди погибших в результате взрыва был генерал Хасан Мокадам, которого СМИ называли «отцом иранской ракетной программы».

Наступивший год уже успел отметиться в этом мартирологе. Утром 12 января, в результате теракта в Тегеране погиб Мустафа Ахмади Ровшан, 32-летний ученый, заместитель генерального директора обогатительного завода в Натанзе. Но в столь успешном для МОССАДа 2010 году, произошло событие, которое, как оказалось позже, поставило один из элементов «стратегии Дагана», о котором он «забыл» проинформировать Уильяма Бернса, под угрозу срыва. Этот «забытый элемент» включал в себя следующее — оперативники, организующие террористические акты и ликвидации на территории Ирана должны выдавать себя за сотрудников ЦРУ или других американских спецслужб.

В феврале 2010 иранская контрразведка захватила главу террористической организации «Джундалла» Абдулмалека Риги. «Людоеда Риги», организация которого, «Джунуд Аллах, мождахеди ас-Сунна» (Солдаты Аллаха, моджахеды Сунны или просто «Джундалла») на фоне действующих в Иране террористических группировок выделялась запредельной жестокостью. В августе 2007 года боевики организации в ходе налета похитили и угнали в Пакистан 21 водителя-дальнобойщика в Чабахаре (провинция Систан-Белуджистан). В октябре 2009 года они осуществили подрыв административного здания в Захедане (все та же провинция Систан-Белуджистан), в результате которого погибли 40 человек (15 из которых были служащими КСИР), а еще около 100 получили ранения.

В июле 2010, мстя за казнь Риги, боевики «Джундаллы» организовали взрыв в мечети в том же многострадальном Захедане, в результате которого погибли 26 человек и было ранено около 300. Но самое громкое преступление было совершено «Джундаллой» в декабре 2008 года. Тогда на ирано-пакистанской границе ими было захвачено 16 иранских пограничников. Когда иранское правительство отказалось выпустить в обмен на них 200 находившихся в заключении активистов «Джундаллы», все 16 были публично обезглавлены, а видео об этом было выставлено в интернет.

«Колоться» Абдулмалек Риги начал практически сразу, и в его показаниях прозвучал достаточно интересный момент. Всегда считалось, что «Джундалла» финансируется американцами. США неоднократно это отрицали. Более того, в разведслужбах США существовал категорический запрет на контакты с «Джундаллой», внесенной в американский список «террористических организаций». Разумеется, никто в это не верил, потому как захваченные активисты «Джундаллы» низового и среднего уровня до конца твердили о «контактах с сотрудниками ЦРУ». Так вот, рассказывая о своей встрече с курирующими его «сотрудниками ЦРУ» Риги сообщил, что у него возникли подозрения, что это никакие не американцы, а израильтяне.

Не менее интересные показания дал Маджид Джамали Фаши, чемпион Ирана по кикбоксингу, арестованный по подозрению в убийстве Масуда Али Мохаммади. Он прямо сообщил, что был завербован именно МОССАДом в 2008 году, что именно сотрудники МОССАДа в Азербайджане и Таиланде (куда он выезжал на соревнования) обучали его работе со взрывчаткой. Но в его показаниях прозвучало, что работавшие с ним «инструктора МОССАДа говорили, что то, что я намерен совершить (а Фаши «ориентировали» и на убийство Маджида Шахриари — И. П.), получит одобрение в США, что я смогу потом там продолжить свою профессиональную спортивную карьеру».

Эти и другие доказательства позволяют предположить, что еще одним элементом «стратегии Дагана», было максимальное обострение отношений между США и Ираном. Впрочем, «горячий» конфликт между США и Исламской республикой — это вообще мечта части израильских политиков. Ну а о том, что для достижения такой высокой цели все средства хороши — даже и говорить как-то неприлично, банальность...

Но всему приходит конец. Даже терпению той части разведывательной, военной и политической элиты США, которая совершенно не понимает, с какой это радости Америка должна ввязаться в войну, развязываемую Израилем. Да еще и с совершенно непредсказуемыми для мировой экономики последствиями. И эти круги в США пошли на совершенно беспрецедентный в истории американо-израильских отношениях шаг. После последнего теракта в Тегеране они просто «слили» своего «стратегического партнера» Ирану и международной общественности. Опубликованная 13 января в «Foreign Policy» статья Марка Перри «Фальшивый флаг» («False Flag») стала поистине «пятницей 13-го».

Статья Марка Перри закрывает все неясности в вопросе о том, кто организует «точечный террор» в Иране. «Невозможно отрицать, что идет тайная, кровавая и непрестанная кампания, призванная остановить ядерную программу Ирана... Многие сообщения указывают на Израиль, как организатора этой тайной кампании, унесшей жизнь очередной жертвы», — пишет автор, опираясь на многочисленные свидетельства сотрудников американских спецслужб. Но особенно показательно мнение одного из офицеров разведки: «Просто поразительно, что израильтяне, на их взгляд, могли себе позволять. Они занимались своей вербовкой почти в открытую. Судя по всему, им было наплевать, что мы об этом думаем»... И это именно так. Преследуя свои цели, Израиль откровенно игнорирует мнение своего стратегического партнера, без поддержки которого просуществовал бы весьма недолго. Действуя подобным образом Израиль занимается откровенным втягиванием США в войну с Ираном.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • В последнее время в западных СМИ стало правилом хорошего тона сообщать о неминуемом нападении на Иран в самом ближайшем будущем — в месяцы, недели, а то и дни. Несмотря на то, что вероятность военного конфликта в Иране действительно существует, и, более того, высока, как никогда — придётся высказать мнение, что вряд ли это событие состоится в указанный период. Или, по крайней мере, в той форме, в которой она предполагается — как объёдинённый блицкриг Израиля и США с целью остановить иранскую ядерную программу.

  • Не исключено, что Парчин привлекает внимание Запада не только по «ядерной» причине, но еще и потому, что здесь находится один из ключевых пунктов иранской оборонки.

  • Запад ведет с Тегераном жесткую ядерную игру с очень высокой ставкой. Но, как в каждой игре, на руках у каждого свои карты. Преимущества Запада очевидны, иранские же карты явно слабее, но при искусной игре результат вовсе не очевиден. Британский историк Найалл Фергюсон, например, считает, что конфликт с Ираном может вбить клин между Европой и Израилем.

  • Саудовская Аравия и монархии Залива — стратегический партнер США, очередной непотопляемый авианосец. Ради него администрация Обамы готова не только свалить в одну кучу «аль-Кодс», наркотрафик и «Лос-Зетас». Ради него можно и о новом террористическом заговоре против Америки заявить, и новую «аль-Каиду иранской национальности» создать. Бумага в Белом доме и микрофоны Госдепа — они все стерпят...

  • Если судить по тем событиям, которые особенно тщательно тиражировались в американских и европейских СМИ в последние два месяца, несомненным «фаворитом» информационной войны выглядит Иран. Разумеется, такое пристальное внимание к Ирану имеет свои причины и достаточно симптоматично. Ведь информационная война, как показывает практика последних лет, быстро трансформируется в войну классическую, с бомбовыми ударами и ракетными обстрелами.

В этом разделе

Политический скандал в Китае стал сигналом для западных инвесторов: сторонники социалистического курса, так называемые «маоисты», не будут допущены к власти, а следовательно — не стоит опасаться за дальнейшую либерализацию экономики. Именно так следует интерпретировать заявление премьера Госсовета КНР, пугающего публику повторением «культурной революции».

 

Выносить окончательные вердикты пока рано. Фактом является лишь то, что эмир Катара действительно находится не дома, а в Италии. При этом следует отметить, что объективная вероятность государственного переворота в Катаре существует. Для неё есть все предпосылки, а за рубежом наверняка имеется достаточное количество лиц, заинтересованных в корректировке внешнеполитического курса Катара.

 

Скандал с незаконными тюрьмами ЦРУ по всему миру начался с публикации в The Washington Post 2 ноября 2005 года статьи Даны Прист под заголовком «CIA Holds Terror Suspects in Secret Prisons» («ЦРУ содержит подозреваемых в терроризме в секретных тюрьмах»). Страны, где находятся эти тюрьмы, в статье были названы «восточно-европейскими». Уважаемая газета признала, что названия стран не указаны в статье по просьбе Белого Дома.

 

В уголовном деле о секретной тюрьме ЦРУ в Польше произошел неожиданный перелом. Обвинение предъявлено видному деятелю неокоммунистической партии SLD, бывшему шефу внешней разведки Польши Збигневу Семёнтковкому. Бывшему в то время премьер-министром Польши Лешеку Миллеру и президенту Александру Квасьневскому угрожает Государственный Трибунал. То, что все эти государственные деятели имеют перед своими титулами приставки «бывший», ни в коей мере не умаляет ни значения этого политического скандала, ни возможных политических последствий для всех действующих политиков, да и для страны в целом. Значение этого дела для международной политики еще предстоит оценить.

 

Скоротечная трагедия во Франции, во время которой от рук преступника, получившего звучное прозвище «тулузский стрелок», погибло 7 человек, скорее всего, запомнится надолго. События в Тулузе оставляют после себя множество вопросов, создающих почву для конспирологических построений. Это касается как хронологии событий, так и официально озвученных деталей произошедшего.

 

Новые регионы прямо не претендуют на суверенитет, поскольку план «Большого Ближнего Востока» не подразумевает массовое признание новых карликовых государств. Однако характер «автономий», претензия на исключительное право за региональными властями распоряжаться природными ресурсами и иметь собственные вооруженные силы, не вписывается ни в какие федеративные теории. Все эти инициативы заретушированы разговорами о развитии федерализма и демократии, хотя на самом деле мы сталкиваемся с абсолютно новой моделью — сомализацией — к которой классические понятия федерализма плохо применимы.

 

Сам факт военных приготовлений Молдовы выглядит крайне тревожно, поскольку речь в данном случае идет о ее возможном объединении с Румынией, входящей в НАТО. Условия членства в альянсе подразумевают, что, в случае начала вооруженного конфликта с одним из его участников, все остальные приходят ему на помощь. И создается впечатление, что Кишинев и Бухарест создают сегодня условия для «размораживания» конфликта на Днестре 20-летней давности.

 

30 сентября 2010 года на юге Йемена американский беспилотник атаковал автомобиль, в котором ехали четверо членов Аль-Кайды — Анвар аль Авлаки, Абу Мохсен аль Мараби, Самир аль Маруани и Самир Джан. Удар был нанесен ракетами типа HellFire («Адский Огонь»). Все четверо были убиты. Как ни привычны стали такие новости с фронтов, где США ведут необъявленные войны, на сей раз разразился скандал. Причина скандала в том, что двое убитых оказались американскими гражданами. Убийство одного из них — Анвара аль Авлаки — санкционировал лично президент США Барак Обама.

 

Найджел Фэредж — человек в Европе известный. Он лидер Независимой Партии Соединенного Королевства (UKPIT — United Kingdom Independent Party), член Европейского Парламента, активный евроскептик и критик руководства Евросоюза, человек взрывного темперамента и защитник истинно британских ценностей. Все эти свои качества он сейчас бросил на защиту своего старого приятеля, бизнесмена Кристофера Тэппина, ожидающего в Лондоне экстрадиции в США, где его обвиняют в организации преступной группы с целью незаконной поставки аккумуляторов для ракет класса земля-воздух HAWK из США через Нидерланды в Иран.

 

Глава Национальной разведки США Джеймс Клаппер 16 февраля заявил, что теракты, произошедшие в Дамаске и Алеппо в декабре — феврале, «имеют все отличительные черты терактов в стиле «Аль-Каиды». «Мы также считаем, что иракское отделение „Аль-Каиды“ распространяет свою деятельность на Сирию», — сообщил Клаппер Конгрессу США. И добавил красочных подробностей. Якобы, боевики «Аль-Каиды» проникают в группы неподкупной и честной сирийской оппозиции тайно. «При этом в большинстве случаев сами оппозиционеры не знают о присутствии среди них террористов», — добавил он. Вопрос о том, как на практике организовать серию масштабных терактов в тайне от товарищей по оружию, остается на совести господина Клаппера.

 

.