Главная | Информационные войны

Шариатское право в США

Несмотря на парадоксальность, и даже явную абсурдность заголовка, эти четыре слова — чистая правда. Одна из самых совершенных правовых систем в мире — американская — подвергается сильнейшему давлению со стороны антиконституционной, с американской точки зрения, религиозной правовой системы — исламской. Пока наступление шариатского права носит локальный характер, на федеральном уровне это незаметно, но в отдельных штатах ситуация явно выходит из-под контроля.

Всё началось с того, что судья города Тампа, третьего по величине города в штате Флорида, принял необычное решение по одному из дел, в котором с обеих сторон в процессе оказались мусульмане. Дело сначала рассматривал местный мулла по законам шариата, несмотря на то, что одна из сторон не согласилась с обращением в религиозный суд. Американский судья прекратил дело, сославшись на то, что решение по нему уже вынесено шариатским судом. Это было первое такое решение, принятое на основании Билля 1360 Сената штата Флорида, вступившего в силу 9 марта 2012 года. Вкратце суть этого шедевра юридического крючкотворства заключается в том, что Флоридские законодатели решили ограничить применение иностранного права на территории США и приняли Закон, запрещающий применять его по делам, связанным с нарушением основных прав и свобод физических лиц, гарантированных Конституцией США. Суд Тампы, творчески подойдя к рассмотрению дела, постановил, что на основании этого Билля по делам, где основные права и свободы граждан США не затрагиваются, применение неамериканского права возможно. С протестами против злополучного Билля выступили по разным основаниям столь разные общественные организации, как CAIR (Council on American-Islamic Relations — Совет по Американо-Исламским Отношениям) и ADL (Anti-Defamation League — Лига Против Диффамации). Директор ADL Абрахам Фоксман считает, что принятие Билля угрожает свободам всех жителей Флориды. На самом же деле, целью принятия Билля 1360 было ограничение юрисдикции религиозных судов и недопущение их вторжения в компетенцию федерального и конституционного права. Однако сенат Флориды, ограничивая права религиозных судов, таким образом, косвенно признал их существование на территории США и оставил в их компетенции всё, что, по его мнению, не является существенным для граждан США.

При этом ни законодатели штата Флориды, ни судья из города Тампа ни на минуту не задумались ни о последствиях своих решений, ни о том, что шариатское право по сути своей не совместимо с американским конституционным правом, поскольку в нем изначально заложены принципы неравноправия мужчин и женщин, а также детей. Не приходится говорить и о важнейшем принципе источников права — в шариате источником права является Аллах, а в американской Конституции — свободное волеизъявление граждан. Да простят меня сенаторы штата Флориды, но иначе как юридическим идиотизмом их Билль 1360 назвать нельзя. Специальным пунктом в Билле предусмотрены добровольность выбора суда гражданами с обязательным подчинением их принятому избранным ими судом решениям. Среди 18 миллионов жителей Флориды ислам исповедует всего 1%, т.е. порядка 180 000 человек. Для чего же было устраивать весь этот юридический цирк, подвергая мусульманских граждан Америки риску быть забитыми каменьями. Этот вид наказания не в шутку существует в шариатском праве за не столь уж редкий для современного американца поступок, как прелюбодеяние. Порка женщин, отсечение руки за кражу, распятие и повешение за святотатство и убийство, принудительное оставление детей после развода с отцом — это всё меры наказания из шариатского права. Есть в нем и такая «экзотика», как «убийства чести», разрешенные обманутым мужьям. В этой ситуации «добровольное» обращение женщины в шариатский суд можно рассматривать не иначе, как издевательство.

Аргументация защитников шариата в США сводится, в основном, к доводам о том, что после событий 11 сентября 2001 года мусульмане подвергаются преследованиям в этой стране и не всегда могут добиться справедливого решения суда. Действительно, социологические исследования фиксируют, что 46% американцев неприязненно относятся к последователям религии ислама, но никто пока не догадался провести аналогичные исследования, скажем, в Королевстве Саудовской Аравии, или Иране. Интересно, сколько процентов жителей этих стран неприязненно относятся к христианам, не говоря уж об иудеях. Однако тамошним правителям и законодателям и в голову не приходит ввести для проживающих там евреев суды Галаха (традиционное иудейское право, основанное на Торе) или Кодекс Наполеона для христиан. Экстремистская организация «Братья-Мусульмане», всё активнее действующая на территории США, считают слова Аллаха высшим источником права:
«Коран — наша конституция, пророк — наш вождь, джихад — наша дорога, смерть во имя Аллаха — наша наивысшая цель».

Как американские сенаторы из штата Флорида могли принять закон, нарушающий, по существу, основы Конституции и подрывающий правовую систему страны, остается только гадать.

Как ни странно, в штате Оклахома у них нашлись единомышленники. В 2010 году в этом штате был проведен референдум по вопросу о применении шариатского права в практике американских судов. 70% участников референдума высказались против применения в США норм мусульманского права. Вопрос этот, правда, для Оклахомы не то чтобы очень актуальный: из трех с половиной миллионов жителей штата ислам исповедуют около 35 000 человек, что составляет так же, как и во Флориде около одного процента населения. Но американские юристы, видимо, борются за рейтинги, столь необходимые для политической карьеры, а ничто так не поднимает рейтинг, как хороший PR. Референдум, как известно, является прямым волеизъявлением граждан, и поэтому в Конституцию штата должна была быть внесена поправка по этому поводу. Но не тут-то было! Суд штата в лице судьи Вики Майлс-Лагранж признал итоги референдума противоречащими конституции, а Конституционный суд штата с ним согласился.


Мунир Авад — исполнительный директор CAIR
в штате Оклахома


Одним из главных действующих лиц оклахомского фарса стал Мунир Авад, возглавляющий филиал Совета по Американо-Исламским Отношениям в этом штате. Именно он активно боролся против результатов референдума в Оклахоме. Вот как он это аргументировал:
«В своем завещании я указал, что оставшееся после меня имущество должно быть разделено согласно указаниям пророческого учения ислама. Если я включу в текст завещания цитаты из Пророка Мухаммеда, да будет благословенно имя его, американский судья должен будет основывать свое решение законами шариата, а это было бы запрещено, если бы штат принял в качестве закона одобренную избирателями меру».

Авад также привел аргумент о том, что референдум ущемил его права как гражданина США, сформулированные в Первой поправке к Конституции, поскольку это означало бы выражение государством недоверия к его религии, и подорвало бы веру в Коран и учение Пророка Мухаммеда, из которого он черпает свои религиозные традиции.

Его оппонент, республиканский конгрессмен Рекс Дункан, пытался изложить поправку к Конституции штата в следующем виде: «Суды не могут ссылаться на правовые принципы, существующие в других странах либо культурах. В особенности, они не могут ссылаться на международное право и право шариата». Оставим на совести конгрессмена неприятие международного права, которое, кстати, характерно и для внешней политики США, но что касается правовых систем других стран, в том числе и шариатского права, с ним следует согласиться. Тем более что Дункан подчеркивал: «Это не направлено против мусульман, скорее, это — упреждающий удар против применения шариатского права в США». Но судья Вики Майлс-Лагранж была непреклонна:
«Когда Закон, который пытаются ввести на основе референдума, скорее всего, нарушает Конституцию, интересы проголосовавших не могут быть важнее охраны конституционных прав мистера Авада».

Вот так мистер Авад победил хваленую американскую правовую систему вместе с Конституцией США. Понимают ли американские юристы, что Оклахома и Флорида могут стать началом крушения американского государства? Сегодня невозможно представить, к каким правовым катаклизмам может привести применение шариатского права в США. Это напоминает правовые игрища в России начала 90-х, когда объевшись суверенитетами, субъекты федерации начали принимать собственные конституции, сплошь и рядом противоречившие Российской. Это прекратилось только в 2000 году, когда «параду суверенитетов» была противопоставлена пресловутая вертикаль власти. Трудно вообразить в сегодняшней Америке институт представителей президента в штатах и силовую ломку неконституционного местного законодательства. Но когда президентская гонка закончится и вновь избранный президент США будет приведен к присяге, ему, кто бы им ни стал, придется крепко задуматься о восстановлении единой правовой системы в Соединенных Штатах Америки.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • 30 сентября 2010 года на юге Йемена американский беспилотник атаковал автомобиль, в котором ехали четверо членов Аль-Кайды — Анвар аль Авлаки, Абу Мохсен аль Мараби, Самир аль Маруани и Самир Джан. Удар был нанесен ракетами типа HellFire («Адский Огонь»). Все четверо были убиты. Как ни привычны стали такие новости с фронтов, где США ведут необъявленные войны, на сей раз разразился скандал. Причина скандала в том, что двое убитых оказались американскими гражданами. Убийство одного из них — Анвара аль Авлаки — санкционировал лично президент США Барак Обама.

  • Знаменитая фраза Дантона, сказанная им перед казнью, давно стала трюизмом. Потрясающие до сих пор арабский восток революции, пожирают не только своих детей, т.е. революционеров. Они в буквальном смысле убивают детей. Это касается не только Египта, Туниса и Йемена, где толпы революционеров изгнали из президентских дворцов правивших десятилетиями диктаторов. Даже Ирак, куда революцию принесли на своих штыках американские морские пехотинцы, главной задачей которых США объявили демократизацию страны, не избежал этой печальной участи.

  • Если считать задачей референдума изменение политики апартеида в Латвии — то нужно честно признать, что эта задача выполнена не была. Однако, помимо декларируемой, у этой акции были и другие цели. Как «встречный ход», как адекватный ответ на попытки ультраправых полностью вытеснить русский язык из языкового пространства Латвии, референдум полностью себя оправдал.

  • Согласно всем законам развития кризисов, экономические разногласия в Евросоюзе переходят в политические споры. Отдельные государства всё чаще приходят к выводу, что идеологические стандарты, которые предлагает Брюссель всем членам ЕС, в ряде случаев являются неактуальными. И, наряду со спасением евро, Евросоюзу явно предстоит встретиться с кризисами иного рода.

  • Америка — страна с очень высоким уровнем организации. Это касается буквально всего — государственной машины, промышленного производства, правовой системы, безопасности, словом всего, что составляет основу жизни страны. На этом фоне непонятным исключением выглядит американская избирательная система.

В этом разделе

Политический скандал в Китае стал сигналом для западных инвесторов: сторонники социалистического курса, так называемые «маоисты», не будут допущены к власти, а следовательно — не стоит опасаться за дальнейшую либерализацию экономики. Именно так следует интерпретировать заявление премьера Госсовета КНР, пугающего публику повторением «культурной революции».

 

Выносить окончательные вердикты пока рано. Фактом является лишь то, что эмир Катара действительно находится не дома, а в Италии. При этом следует отметить, что объективная вероятность государственного переворота в Катаре существует. Для неё есть все предпосылки, а за рубежом наверняка имеется достаточное количество лиц, заинтересованных в корректировке внешнеполитического курса Катара.

 

Скандал с незаконными тюрьмами ЦРУ по всему миру начался с публикации в The Washington Post 2 ноября 2005 года статьи Даны Прист под заголовком «CIA Holds Terror Suspects in Secret Prisons» («ЦРУ содержит подозреваемых в терроризме в секретных тюрьмах»). Страны, где находятся эти тюрьмы, в статье были названы «восточно-европейскими». Уважаемая газета признала, что названия стран не указаны в статье по просьбе Белого Дома.

 

В уголовном деле о секретной тюрьме ЦРУ в Польше произошел неожиданный перелом. Обвинение предъявлено видному деятелю неокоммунистической партии SLD, бывшему шефу внешней разведки Польши Збигневу Семёнтковкому. Бывшему в то время премьер-министром Польши Лешеку Миллеру и президенту Александру Квасьневскому угрожает Государственный Трибунал. То, что все эти государственные деятели имеют перед своими титулами приставки «бывший», ни в коей мере не умаляет ни значения этого политического скандала, ни возможных политических последствий для всех действующих политиков, да и для страны в целом. Значение этого дела для международной политики еще предстоит оценить.

 

Скоротечная трагедия во Франции, во время которой от рук преступника, получившего звучное прозвище «тулузский стрелок», погибло 7 человек, скорее всего, запомнится надолго. События в Тулузе оставляют после себя множество вопросов, создающих почву для конспирологических построений. Это касается как хронологии событий, так и официально озвученных деталей произошедшего.

 

Новые регионы прямо не претендуют на суверенитет, поскольку план «Большого Ближнего Востока» не подразумевает массовое признание новых карликовых государств. Однако характер «автономий», претензия на исключительное право за региональными властями распоряжаться природными ресурсами и иметь собственные вооруженные силы, не вписывается ни в какие федеративные теории. Все эти инициативы заретушированы разговорами о развитии федерализма и демократии, хотя на самом деле мы сталкиваемся с абсолютно новой моделью — сомализацией — к которой классические понятия федерализма плохо применимы.

 

Сам факт военных приготовлений Молдовы выглядит крайне тревожно, поскольку речь в данном случае идет о ее возможном объединении с Румынией, входящей в НАТО. Условия членства в альянсе подразумевают, что, в случае начала вооруженного конфликта с одним из его участников, все остальные приходят ему на помощь. И создается впечатление, что Кишинев и Бухарест создают сегодня условия для «размораживания» конфликта на Днестре 20-летней давности.

 

30 сентября 2010 года на юге Йемена американский беспилотник атаковал автомобиль, в котором ехали четверо членов Аль-Кайды — Анвар аль Авлаки, Абу Мохсен аль Мараби, Самир аль Маруани и Самир Джан. Удар был нанесен ракетами типа HellFire («Адский Огонь»). Все четверо были убиты. Как ни привычны стали такие новости с фронтов, где США ведут необъявленные войны, на сей раз разразился скандал. Причина скандала в том, что двое убитых оказались американскими гражданами. Убийство одного из них — Анвара аль Авлаки — санкционировал лично президент США Барак Обама.

 

Найджел Фэредж — человек в Европе известный. Он лидер Независимой Партии Соединенного Королевства (UKPIT — United Kingdom Independent Party), член Европейского Парламента, активный евроскептик и критик руководства Евросоюза, человек взрывного темперамента и защитник истинно британских ценностей. Все эти свои качества он сейчас бросил на защиту своего старого приятеля, бизнесмена Кристофера Тэппина, ожидающего в Лондоне экстрадиции в США, где его обвиняют в организации преступной группы с целью незаконной поставки аккумуляторов для ракет класса земля-воздух HAWK из США через Нидерланды в Иран.

 

Глава Национальной разведки США Джеймс Клаппер 16 февраля заявил, что теракты, произошедшие в Дамаске и Алеппо в декабре — феврале, «имеют все отличительные черты терактов в стиле «Аль-Каиды». «Мы также считаем, что иракское отделение „Аль-Каиды“ распространяет свою деятельность на Сирию», — сообщил Клаппер Конгрессу США. И добавил красочных подробностей. Якобы, боевики «Аль-Каиды» проникают в группы неподкупной и честной сирийской оппозиции тайно. «При этом в большинстве случаев сами оппозиционеры не знают о присутствии среди них террористов», — добавил он. Вопрос о том, как на практике организовать серию масштабных терактов в тайне от товарищей по оружию, остается на совести господина Клаппера.

 

.